Иосиф Кобзон - «КП»: Позвонила Валя Терешкова. Сказала, чтобы я не высовывался

23.02.2015 С утра 23 февраля - несмотря на то, что, казалось бы, в Донбассе уже должен действовать режим прекращения огня, а тем более - просто обязана была перестать "работать" тяжелая артиллерия... Короче, Донецк снова обстреливали.

Канонада началась сразу после 8 утра. И продолжалась - с небольшими перерывами - часа полтора. Город проснулся и затих. На окраине я увидел столбы дыма - от разрывов снарядов.

- Стреляют, - сказал я Кобзону, когда мы приехали в Донецкий оперный театр, битком забитый зрителями. - Стреляют!

- Что? - сразу не понял он.

- Да стреляют же, бомбят снарядами.

- А вы что, испугались, что ли?

- Нет, с вами не страшно. Но...

В Донецк из Луганска мы ехали ночью - больше трех часов. Воронки на дорогах - засыпанные землей, но все равно их пришлось объезжать по обочинам. Деревни без единого огонька. Мужественные ополченцы на бессонных блок-постах.

- То, что мы видим - при большом напряжении чувств и мыслей - понять можно: народ моей любимой родины - Донбасса - восстал против безрассудных и преступных политиков из Киева, - делился со мной по пути Кобзон. - Мне непонятно другое. Мы же с вами уже почти месяц собирались сюда, формировали фронтовую бригаду.

- Ну, да.

- "Комсомолка" про это писала, я приглашал вместе с нами своих замечательных и прославленных коллег. (Тут певец назвал несколько имен артистов российской эстрады самого верхнего эшелона. - А. Г.). Никто не поехал.

В голосе Кобзона - горечь неописуемая.

- Канонады испугались?

- Думаю, не только. Накупили за границей столько гадости!

- Собственности, что ли?

- Конечно. Столько этой гадости! Вот теперь опасаются ее потерять. И еще, как огня, боятся санкций.

Тут зазвонил (боем Кремлевских курантов!) кобзоновский мобильник.

- Алло, Валюша, привет! Как нам тебя здесь не хватает! Жаль, что ты немного приболела, а то бы - вместе с нами. Да-да, хорошо, я так здесь всем и передам, что в следующий раз тоже приедешь.

- Кто вам звонил? - интересуюсь.

- Моя давняя подруга - Валя Терешкова.

- А что говорит?

- Говорит, чтобы я тут не высовывался.

...И тут - третий звонок в театре. Кобзону пора на сцену оперного.

Исполнив - прямо с порога - "Там, на шахте угольной", он вдруг вспомнил:

- Вы знаете, я начал петь именно на этой донбасской сцене ровно 70 лет назад. Учился тогда в первом классе краматорской школы. Ну как я мог не приехать? Не мог никак!

Потом Иосиф Давыдович озвучил со сцены заголовок из "Комсомолки", которую мы привезли с собой:

- "Евросоюз испугался песен Кобзона"..

И добавил к этой фразе строки из стихотворения - его накануне поездки певца-политика написал один известный сенатор:

На Кобзона наложили вето -

Запретили въезд в Евросоюз.

Мы на вето положили это...

Читать стих дальше Кобзон не стал - видно, "по цензурным соображениям". Но продолжал между грустными песнями - такими, как "Враги сожгли родную хату" - от которых в зале плакали, публику веселить и взбадривать:

- Вот в Киеве пишут : "Кобзон поехал к террористам". Дорогие мои "террористы"!

В зале - хохот, аплодисменты.

- Да если бы во всем мире террористы были такие же, как на моем родном Донбассе - на планете Земля было бы спокойно.

x x x

...В этот раз Иосиф Давыдович все же съездил к скульптуре бронзового Кобзона, которая стоит в центре Донецка. Пару раз недоброжелатели обливали ее краской - то красной, то желтой и голубой.


Вернуться назад