Авторские права на результаты интеллектуальной деятельности Иосифа Давыдовича Кобзона, включая музыкальные произведения, статьи, фотографии и книги защищены на территории стран Бернской Конвенции. По всем вопросам, связанным с публикацией статей и книг, проведении вечеров памяти и публикации информации, предоставлением фотографий из архива и корректировке рукописей биографии и статей об Иосифе Давыдовиче Кобзоне необходимо связаться по адресу copyright@iosifkobzon.ru во избежание нарушений исключительного права и личных неимущественных прав.

Архив СМИ

30.04.2010 Ульяновск сегодня, газета, Ульяновск
Г.Антончик «Певец, политик, гражданин»
Перед началом пресс-конференции Иосифа Кобзона на входе в Мемцентр остановили строители - те, для кого он пел 40 лет назад на торжественном открытии мемориального комплекса. Попросили сфотографироваться на память, вспомнили, как на этом же месте снимались в тот праздничный день.
Представители городских СМИ приготовили для легендарного певца и артиста самые разные вопросы, в том числе и неудобные, а порой и не совсем тактичные. Он ответил на все.
- У каждого артиста есть любимые и нелюбимые концертные залы, - сказал Иосиф Кобзон, - мы не любим выступать во Дворце Съездов, это холодное по настрою, неуютное помещение, а вот в Украине - замечательный концертный зал с таким же названием. В Большом зале Ленинского мемориала я выступаю с большим удовольствием и уже сейчас предвкушаю выступление на его сцене. Мне очень импонирует сохранение памяти, толерантное отношение к различным диаспорам и общинам. Хорошо, что не снесли памятник Владимиру Ильичу - это же история. Вы посмотрите, о чем пишут и говорят сегодня ваши коллеги в Москве, которые обсуждают тему Сталина в предстоящем юбилее Дня Победы. Я - дитя военного времени, и когда у меня спросили: "Вы за то, чтоб на параде Победы портреты Сталина были?", - я ответил: "Да". Потому что, когда все возвращались с фронта, впереди на фронтоне каждого паровоза был портрет Сталина. С именем Сталина шли в бой за Родину.
Да, скажете, что Сталин был "плохой". Но это - другой вопрос. Почему не стирают из памяти французской нации Наполеона? Жанна д'Арк была не самой положительной, но она для французов - героиня! А почему мы должны вычеркивать из памяти Ленина? Ведь он создал государство, подобного которому в мире не было. Зачем сносить памятники Ленину и убирать портреты Сталина? У вас в Ульяновске сумели сохранить историческое прошлое в соединении с сегодняшним днем и сегодняшней политикой. Администрации Ульяновской области и города это удается.
На вопрос об его отношении к средствам массовой информации Иосиф Давыдович дал развернутый ответ.
- Я - неудобный собеседник для журналистов, потому что говорю то, что думаю, а не пытаюсь отвечать на ваши вопросы конъюнктурно, - сказал Кобзон, - я очень уважаю профессию журналиста, у меня среди них много настоящих друзей - Генрих Боровик, Леонид Золотаревский, который весь Афганистан объездил. Я люблю эту профессию, мужественную, творческую, но, к огромному сожалению, наша пресса слишком ангажирована. Не так писали в годы войны и после нее, во времена грандиозных строек типа Братской ГЭС - искренне писали тогда, писали так, как велела душа. А когда начинают копаться в бытовке: "Кто с кем? Кто кого? Кто из-за кого?" - это ничего кроме раздражения не вызывает. И я стараюсь в таких случаях как можно меньше общаться. Я очень не люблю телевизионную передачу "Ты не поверишь!" с ее ужимками и кокетством. И еще я очень не люблю программу "Пусть говорят". Андрюша Малахов - талантливый человек, но он все время изыскивает какую-то гадость, какую-то интригу, и я к нему на программу не хожу никогда, хотя лично ему я симпатизирую как талантливому человеку. Вот была у Вали Леонтьевой передача "От всей души", сейчас подобную программу делают Игорь Кваша с Марией Шукшиной - их смотреть приятно, потому что они заранее нацелены на добро, они работают на нас и для нас.
Известие о моем недуге именно ваши коллеги растиражировали по всей стране. С одной стороны - мне до сих пор со всех концов России шлют рецепты, как лечиться домашними средствами, а с другой - бестактно делать сенсацию на ситуации, которую наша семья переживала очень тяжело.
Корреспондент "Ульяновска сегодня" не остался в стороне от разговора:
- Вы тепло вспоминаете Ульяновск, поскольку Вы здесь - частый любимый гость. Но и город наш помнит Вас, в частности, тот эпизод, когда Вы, узнав о том, что в школе №1 имени В.И. Ленина провожают на пенсию ее директора, старейшего нашего педагога и Вашего поклонника, после выступления по местному телевидению приехали в школу и спели для человека по имени Учитель, как сейчас говорят, безвозмездно.
- Я помню, и вот сейчас, когда я проезжал мимо, то сказал своим спутникам: "Вот, сейчас будет первая школа, я здесь выступал". Сегодня у меня просто физически не было времени, а то я бы зашел в первую школу. Это слово "безвозмездно" немного раздражает. У меня - два детских дома, которым я постоянно помогаю, кроме того, я - заместитель президента общества "Филантроп", оказывающего помощь детям-инвалидам. Я, к сожалению, только сегодня узнал об акции, которую проводит ваш Центр иппотерапии "Лучик", где работают с детьми, больными ДЦП. Я мог бы привезти из Москвы сувениры, которые пошли бы на благотворительный аукцион. Но без материальной поддержки этот Центр я не оставлю. К великому огорчению, в нашей стране положение людей с ограниченными возможностями, положение беспризорников не находит должного понимания, потому что не хватает культуры общества. На днях я провел в Москве "круглый стол" под названием "Культура и время". У меня вышла книга, которая называется "Исцеление культурой". Так вот, на этом заседании был знаменитый скрипач Дмитрий Коган, который сказал, на мой взгляд, потрясающую фразу: "Мы говорим о культуре, а она ведь у нас - золушка, самая бедная отрасль в стране по выделению средств на ее содержание. Мы проводим Год России во Франции, в Китае, в Болгарии. Но пора уже провести Год России в России! У нас нет ничего русского. Коганы и Кобзоны борются за то, чтоб в России была Россия". А я прямо сказал, что "только спьяну или сдуру средств жалеют на культуру". У нас даже на "Русском радио" не звучат песни о России, нигде не печатаются стихи русских поэтов о Родине. Я принял участие в последней программе "Единой России", потому что они заявили о культурном развитии страны, о духовности. Умные люди понимают, что духовность - это и моральное и физическое состояние человека, его образование. Я четвертый раз избираюсь в Государственную Думу, но я - не политик. Просто у меня есть жизненная позиция, я прошел все стадии, которые выпали на судьбу мою. Это Великая Отечественная, это разруха, голод и холод, это восстановление страны, служба в армии, учеба в институте и жизнь на стипендию в общежитии с подработками всякими в свободное от учебы время. Я все это прошел и считаю, что происходящее сегодня в Думе - это больше фарс, чем дело. А я очень люблю свою общественную работу, я люблю помогать людям по возможности, принимать участие в каких-то полезных делах. У меня есть фонд "Щит и Лира" для поддержки семей сотрудников милиции, погибших при исполнении служебных обязанностей, повторю, у меня есть два детских дома: один - в Туле, другой - в Ясной Поляне. Так и тут, - это я вам, господа журналисты, говорю, - зашевелились ваши коллеги: мол, проверить надо, что это там у него за благотворительные заведения. И приезжали туда поинтересоваться, какие у нас там отношения. Стыдно им было потом.
Что касается творчества, то получаю огромное удовлетворение от творческой работы. Уже 51 год я выхожу на эстраду и прекрасно понимаю, что есть молодые артисты, есть время бездуховное, бессодержательное. Мои песни написаны, я считаю, в эпоху, когда писали музыку выдающиеся композиторы - Дунаевский, Блантер, Фрадкин, Островский, Колмановский. Замечательные стихи писали великие поэты. Вот мы говорили об учителе, которого мне довелось поздравить. Ведь самая трудная, самая ответственная профессия -педагог, самая сложная профессия, и боюсь только одного - чтоб она не перевелась, эта профессия, ввиду того, что мизерные зарплаты педагогов заставляют их менять профессию, чтоб прокормить семьи. Поэтому я пытаюсь и сегодня петь то, что соответствовало уровню и жизненной позиции моих слушателей. Вот, написал Дунаевский "Школьный вальс" - вечная получилась песня. Ко мне на концерты приходят уже четыре поколения слушателей, и мне не надо бегать и прыгать по сцене, чтобы привлечь слушателя, потому что с ними говорит песня. А на днях я был на выпуске молодых артистов эстрады, которые подготовили песни о войне. Они хотели отдать дань великим тем годам, а получились приблатненные декламации в современных ритмах. А с такими песнями нужно очень бережно обращаться. Получается, что петь их научили, а о культуре забыли совсем.
Я проводил необычный эксперимент. Меня пригласили возглавить университет эстрады при телевидении в Останкино. Я сказал им: "В связи с тем, что вы избрали себе профессию песенника, вы должны знать историю песни. Давайте проведем такую игру: я буду петь песни, если вы знаете их - подпойте, если нет - не надо". Что получилось: я пел им песни Пахмутовой, Островского, я им напел песен семь-восемь. И они все подпевали! А потом предложил моим юным коллегам выйти и спеть современные песни, но, чтоб они были такими же массовыми, я попросил их спеть то, что с ними народ запоет. Они захихикали... и не спели ни одной песни. Рано ушла из жизни Валя Толкунова, но песни ее не ушли. Почему? Да потому, что пела она их сердцем. Это были близкие человеку песни, которые можно было спеть и на работе, и в компании, и просто для себя дома. А сейчас песен таких нет.
Я сожалею о том, что уходит наше поколение, когда певцы становились легендами. Перечислить их по именам - одной руки хватит. Очень многие сошли с дистанции. Приходя в нее, не надо думать о том, что завтра ты должен проснуться популярным. Известными и популярными можно стать при одном условии: надо безумно любить свою профессию.
От редакции. После пресс-конференции Иосиф Кобзон дал большой концерт на открытии юбилейных торжеств, посвященных 40-летию Ленинского мемориала. А Центру иппотерапии "Лучик", как и обещал, оказал материальную помощь.

29.04.2010 ТВ7, журнал, Москва
Ф. Грозданов «Иосиф Кобзон: "Моя совесть перед обществом чиста"
Вся жизнь народного артиста СССР Иосифа Кобзона достойна попадания в учебники истории: дважды - в 46-м и 48-м годах - пел перед Сталиным, тамадой на десятилетии свадьбы Иосифа Давыдовича был сам Утесов. Сегодня мэтр советской и российской эстрады в гостях у "ТВ7".
– Иосиф Давыдович, как самочувствие?
– Не дождетесь! (Смеется?). Как любила отвечать на этот вопрос знаменитая Фаина Раневская: "Согласно паспортным данным". Хотя некоторым людям почему-то кажется, что мне уже пора ставить памятник. Вот несколько лет назад на моей родине в Донецке, в городском парке, установили мне монумент. Когда узнал об этом, то испытал настоящий шок, пришлось обратиться к тогдашнему президенту Украины Леониду Кучме и объяснить ему, что, мол, я еще жив, что рано пока. Но монумент все равно остался и стал очень популярным у молодежи: бронзовая рука блестит, как золотая, от множества прикосновений. Теперь модно назначать свидания "у Кобзона".
– Вчера вы были на дне рождения Лаймы Вайкуле и Владимира Винокура, завтра - едете на гастроли в Израиль, потом - репетиция концерта в Кремле, который дадите 4 мая. При этом напряженном графике вы успеваете находить время для работы в Госдуме. Легко ли совмещать столь разные занятия?
- Если серьезно относиться к делу, то нет ничего сложного. В Думе у меня есть определенная позиция, конкретное мнение. И мне доставляет удовольствие осознание того, что я могу что-то полезное делать на сцене и в жизни. Моя совесть перед обществом чиста. Ведь я уже много лет помогаю двум детским домам - в Туле и в Ясной Поляне, у меня есть фонд помощи семьям погибших сотрудников МВД, а после недавних терактов в Москве я обратился к творческой интеллигенции с просьбой поддержать пострадавших.
– А правда, что в той же Госдуме вы лоббируете принятие закона о преследовании гомосексуалистов?
– Полнейшая чушь! Несмотря на то что я лично сторонник разнополой любви, считаю, что люди имеют право строить отношения с теми, кого сами себе выберут. Это проявление свободы выбора человека, и нельзя вмешиваться в личную жизнь других людей, ограничивать какими-то законами.
– О вас ходит множество слухов и сплетен. Помню, когда началась очередная волна иммиграции в Израиль, многие тут думали, что вы тоже уедете на историческую родину...
– Я родился в СССР, на Украине, живу в России и в мир иной собираюсь уйти тоже здесь, и никогда об отъезде куда-либо даже не думал. А в Израиль впервые попал по приглашению первого секретаря компартии Израиля в 1983 году, когда между нашими странами еще не было дипломатических отношений. Интерес ко мне был огромным, потому что уехавшие из Союза там испытывали ностальгию - по языку, по привычкам, по музыке. Это сегодня, когда можно свободно, даже без визы, купить билет и поехать в Россию, такой тяги не ощущается. А тогда это было очень важно. Кстати, в Израиле "Евровидением" люди интересуются куда меньше, чем у нас, зато на концертах звезд из России всегда аншлаги. Пятого мая я еду туда с Андреем Дементьевым, Тамарой Гвердцители и Марком Тишманом. Но об эмиграции никогда не думал - наверное, просто не люблю, когда собирается сразу много евреев. (Смеется)
– Говорили, что у вас якобы на святой Масличной горе в Иерусалиме куплено место на древнем еврейском кладбище. Там покоятся знаменитые евреи -раввины, писатели, врачи и политики. Согласно Книге пророка Захарии, в конце дней Мессия взойдет именно на Масличную гору и оттуда, по звуку трубы, начнется воскресение мертвых...
– Место на кладбище у меня действительно есть, но вовсе не в Израиле. А родилась эта легенда вот как. В 1997 году скончался выдающийся конферансье, художественный руководитель Московского театра эстрады, профессор ГИТИСа Борис Врунов. И я попросил премьер-министра Черномырдина и управляющего делами президента Бородина разрешения похоронить Брунова на Новодевичьем кладбище, хотя по статусу - народный артист России - он и не тянул. И когда я приехал выбирать место под могилу, то мне понравился участок на аллее возле Улановой и Никулина. Но чиновники всех уровней категорически мне отказывали без объяснения причины. Мол, любое другое место, но только не тут. Я пообещал, что все равно узнаю причин)" отказа, чего бы мне это ни стоило. И туг" чиновники сдались: "Иосиф Давидович, дело в том, что мы это место для вас держим". Тогда я написал бумагу, в которой завещал себя похоронить рядом с мамой на Востряковском кладбище, выкупил там участок, чтобы больше никогда подобных разговоров не было.
– Какова судьба мраморной доски "В день и час прощального концерта Иосифа Кобзона", которая была установлена в фойе снесенного ныне концертного зала "Россия" в Зарядье?
– Когда зал решили снести, я собрал подписи у множества артистов, чтоб защитить эту намоленную сцену. Но Лужков нас успокоил, пообещав в течение двух лет построить на этом месте новый современный концертный комплекс. Прошло уже много лет, неоднократно менялись инвесторы, но воз и ныне там. Я все же надеюсь, что зал когда-нибудь будет построен и доска - а она сохранилась - займет там свое место.
– Вы исполнили более полутора тысяч песен, поработали с сотнями прославленных авторов. Как вы сами, с высоты прожитых лет, оцениваете собственное творчество?
– Я начал выходить на сцену в 1951 году и застал эпоху ренессанса советского искусства, испробовав все жанры - от оперных партий и романсов Шуберта и Шумана до песен выдающихся композиторов -Соловьева-Седова, Блантера, Фрадкина. Возможно, из-за такого серьезного репертуара многие стали думать, что Кобзон - статичный исполнитель, потому что я не дергался на сцене, а старался передать смысл, эмоции, настроение песни.
– Эту задачу вы ставите и перед студентами Московской Академии Эстрады, в которой являетесь почетным ректором. А каким видится вам современный шоу-бизнес?
– Когда в Кремлевском дворце завершался съезд комсомола, еще полчаса со сцены звучали популярные композиции, которые все знали наизусть и дружно подпевали. А сегодня на отечественной эстраде нет понятия массовой песни, которую бы каждый мог легко подхватить. Да что там говорить, если даже слова гимна у нас мало кто знает: в Госдуме, например, теперь его слова идут бегущей строкой на экране, чтобы депутаты не молчали, а хотя бы под караоке пели. Среди молодых артистов стало модно обезьянничать -исполнять шлягеры на английском языке. Но зачем кому-то подражать, копировать, когда можно замечательно петь по-русски?! Ведь на Западе, а я проехал более ста стран, наше пение по-английски неинтересно, там ценятся "Катюша", "Подмосковные вечера". Недавно ушла из жизни Валечка Толкунова, песни которой знали все наизусть. Вот к чему надо стремиться сегодняшним молодым артистам. Или взять песни времен Великой Отечественной -мурашки по коже, когда их слушаешь. Проблема в том, что нет сегодня на сцене подобной качественной поэзии - Рождественского, Евтушенко, нет хорошей музыки - Блантера, Матусовского. Но есть эротика - и во внешнем виде, ив текстах, Посмотрите, например, на группу "ВИА Гра": о чем и зачем поют - непонятно, но очень призывно и сексуально. Их песни - не более чем аккомпанемент внешнему виду. Я не ханжа, мне нравятся красивые женщины, но значит ли это, что мы должны губить песенный жанр ради этого?
– По-моему, само отношение к сцене стало у артистов другим. Сегодня туда выходят банально ради заработка, а не ради высоких идеалов.
– Вы правы, певцы старой школы относятся к сцене как к храму, не позволяя себе там курить, материться, плевать, появляться в нетрезвом виде. Как и в храм принято приезжать заранее, чтобы собраться с мыслями, подготовиться, так и на концертную площадку. Но у молодых артистов все иначе. Выходит этот певец из машины около служебного входа в концертный зал: "Чувак, слышь, каким номером я иду? Через два номера? Ну, пойду покурю пока". И так же этот чувак выходит потом на сцену, тупо отрабатывая под фонограмму вложенные в него бабки. Откуда ж тут браться волнению, вдохновению, уважению к публике и жанру?!
– Я слышал, вы в концертном костюме даже не позволяете себе присаживаться перед выступлением, чтобы перед зрителем выглядеть безупречно. А до сих пор ли волнуетесь перед каждым выходом на сцену?
- Все те почти шестьдесят лет, которые я работаю на эстраде, волнуюсь, дико волнуюсь, стоя за кулисами. Ведь я готовлюсь, образно говоря, к бою со зрителем - кто кого? Я их своим творчеством или они меня своими аплодисментами? Как только волнение у меня исчезнет, я перестану петь. Для меня сцена - это сильнейший наркотик, это секс. Убежден, что выходить к зрителю надо с желанием, с кайфом. И если внутри тебя этого нет, зритель тут же уловит неискренность и фальшь.
– Осталось меньше месяца до юбилейного конкурса песни "Евровидение", который в этом году пройдет в Норвегии. Насколько интересен вам этот смотр поп-достижений, который в России так любят?
– На мой взгляд, "Евровидение" не несет в себе какого-то нового стиля, нового репертуара, не открывает новых звезд. Потому я категорически против этого конкурса. Вот Москва провела его у себя в прошлом году с размахом. Были потрачены сумасшедшие деньги - 42 миллиона евро, - чтобы не ударить лицом в грязь перед Европой. И что мы купили за эти деньги? Рыбака с его скрипочкой, который в одночасье получил возможность зарабатывать большие деньги? Хороший мальчик, но не более того. Даже наш Билан смотрится на его фойе сильнее. Хотя Билан поет не ради творчества, культуры, а ради бизнеса. Когда семь лет назад вручал ему диплом об окончании Гнесинского училища, то считал его талантливым, перспективным парнем, но сегодня он просто отрабатывает то, что ему говорят. И так - все участники. Кстати, когда наша страна только начинала принимать участие в "Евровидении", то участников туда просто направлял телеканал. Сейчас же создается видимость честного отбора артиста телезрителями.
– На концертах, которые Рыбак в изобилии стал давать по всему миру после победы на "Евровидении", он нередко поет под плюсовую фонограмму. Она стала сегодня чуть ли не нормой для многих звезд. А вы сами как к ней относитесь?
- Когда ты в студии записываешь песню, то находишься в определенном эмоциональном состоянии. Выспался ты или нет, был у тебя ночью секс или нет, в настроении или нет. А когда потом " пытаешься войти в это же состоянии па сцене, открывая рот под фанеру, - это жуткий стресс. Нередко на телевидении просят всех петь под фонограмму - мол, так требуют технические условия съемки. Жена мне говорит: "Если бы ты себя видел, когда поешь не вживую, - страшное зрелище! Будто на эшафоте стоишь!" А вот Алла Борисовна, кажется, вживую вообще разучилась работать.
– Пару лет назад, кстати, пресса много писала о том, что то между ею и вами пробежала черная кошка. Что случилось?
– Меня давно упрашивали написать мемуары, но я все отказывался - боялся соврать где-то. И вот один журналист упросил меня. Мол, буду ездить с вами по гастролям, задавать вопросы, записывать. Я согласился. Но хорошо еще, что в итоге он не написал об Алле Борисовне всего того, что говорил на самом деле. А я сказал, что она забыла о том, сколько ей лет, что не бережет себя, разменивается на всякую ерунду. Обиделась. Как обиделись и Михалков, и Жванецкий. Просто все мы не любим правду, не любим, когда нас критикуют. Наша с Пугачевой размолвка дошла до того, что я не принимал участия в ее ежегодной передаче "Песня года", в "Юрмале" она не приходила в "Старые песни о главном", которые я вел на Первом канале. Потом, конечно, помирились, но как в том анекдоте: "Ложечка нашлась, а осадок остался".

26.04.2010 StarHit, журнал, Москва
«Иосиф Кобзон: "Деньги для того и нужны, чтобы приносить удовольствие"
На прошлой неделе пятеро россиян распили в баре лондонского опеля "Уэстбери" бутылку шампанского за 55 000 и дали чаевых официанту 15 000. О страсти наших соотечественников тратить деньги с размахом размышляет Иосиф Кабзон
– У русских страсть к широким жестам, мне кажется, заложена генетически, особенно у людей моего поколения. Столько лет вообще ничего себе позволить не могли! Во время заграничных гастролей приходилось во многом себе отказывать, экономить на еде, экскурсиях, музеях, чтобы лишнюю шмотку купить. А еще жене хотелось что-то привезти. В то время руководитель ансамбля "Березка" Виктор Темников даже частушку в тему сочинил:
«В Флоренции сказали нам: "Вот Рафаэль, вот Тициан. И все Микеланджеловы творенья. А мы уткнулися в лотки. И кофты брали за грудки. У нас своя эпоха Возрожденья! "
Сергей Михалков тогда говорил, что, будь его воля, он бы это стихотворение на первую полосу в "Правде" поставил. Хорошо, что наступили другие времена, и теперь мои соотечественники имеют возможность ездить на самых дорогих машинах и плавать на самых роскошных яхтах. Если человек столько зарабатывает, то и пусть себе тратит на здоровье! Считаю, что деньги для того и нужны, чтобы приносить удовольствие. Мне, например, доставляет огромное удовольствие покупать себе дорогие костюмы, пополнять свою коллекцию швейцарских часов, баловать подарками жену, пятерых внучек и внука. А скоро у нас в семье ожидается прибавление - дочка подарит мне еще одного внука. Мне нравится приглашать друзей в шикарные рестораны, платить за всю нашу компанию. И не вижу ничего зазорного признаться в этом. Стыдно на каждом шагу кричать о своей благотворительности. Можешь помочь детским домам, больницам - помоги молча, а не перечисляй, на сколько счетов переводишь круглые суммы. Лично у меня такие заявления вызывают большие сомнения. Настоящая благотворительность в России всегда была и остается застенчивой!

24.04.2010 Московский Комсомолец, газета, Москва
Кобзон дал ответ Жириновскому “Мне стыдно за выступление лидера ЛДПР”
Вчера на пленарном заседании Госдумы группа единороссов попросила Комиссию ГД по этике оценить выпады лидера ЛДПР в адрес Юрия Лужкова во время отчета перед депутатами премьер-министра Владимира Путина. Жириновского ожидает либо предупреждение, либо лишение слова на месяц. Своим взглядом на ситуацию с "МК" поделился депутат Госдумы, почетный гражданин Москвы Иосиф Кобзон:
“К огромному сожалению, по состоянию здоровья я не смог присутствовать на пленарном заседании Госдумы, но мне стыдно за выступление лидера ЛДПР, которое выдержано в стиле уголовной хроники. Безосновательно обвинить все московское правительство и мэра Москвы в мошенничестве, в коррупции мог только ненормальный человек.
Юрий Михайлович Лужков не нуждается в защите. Его защищают пенсионеры и ветераны, студенты МГУ и МГТУ имени Баумана, его защищают деятели культуры, учителя и медицинские работники, заботу о которых он проявляет на протяжении многих лет. Я благодарю Владимира Владимировича Путина и Бориса Вячеславовича Грызлова за то, что они пытались остановить зарвавшегося лидера ЛДПР. Надеюсь, что все это закончится судебными процессами против Жириновского.
К сожалению, в свое время Жириновский отхватил жирный кусок в Москве, огородил его заборами и настроил там своих коттеджей, но об этом он не говорит. К сожалению, ходят слухи о том, что места в его фракции можно получить за определенную сумму. Но и об этом он не говорит. Зато из его уст давно уже льются оскорбления в адрес нормальных людей. Сколько это можно терпеть? Он заявил: “Мошенники все это московское правительство”, и я думаю, что все члены московского правительства и московские депутаты должны подать на него в суд за клевету. Нужно его наказать и по линии комиссии Госдумы по этике. Все фракции Госдумы, которые периодически подвергаются оскорблениям Жириновского, должны принять меры против его хулиганских действий. Спасибо Лужкову за то, что он сделал и продолжает делать для Москвы. Спасибо и правительству московскому. Оно работает и выполняет планы. И только интеллигентность Владимира Владимировича Путина позволила ему сказать: “Владимир Вольфович заблуждается”, а не назвать его выходки своими именами. Много лет назад я придумал для Жириновского слоган, которому теперь, наверное, пора дать путевку в жизнь. Я тогда первый раз баллотировался в депутаты Госдумы, и Жириновский приехал в мой Забайкальский округ, чтобы продвинуть своего кандидата. И стал говорить людям: “Зачем выбирать Кобзона, он никогда к вам не приедет и ничего для вас не сделает”. Я узнал об этом, позвонил ему и сказал: “Владимир Вольфович, если я еще раз услышу ваши замечания в мой адрес - развешу по всей России плакаты со слоганом “Главный ЛДПРдун страны”. Он ответил: “Нас пытаются поссорить, я ничего такого не говорил” — и тут же выступил по телевизору о том, что я хороший гражданин, хороший певец и так далее. А теперь, наверное, этот слоган пора достать из запасников. Он — ЛДПРдун. Он только портит здоровую атмосферу в столице нашей Родины”.

23.04.2010 Вечерняя Москва, газета, Москва
Из материала Н.Пеньковой « Анита Цой – за, Иосиф Кобзон воздержался»
Корреспондент «Вечёрки» побывала на съёмках и узнала, есть ли будущее у патриотической песни
Очередной этап конкурса молодых да ранних представителей шоу-биза, названный «Помидорным концертом», снимался для телевидения. На этот раз в жюри сидели не только Иосиф Кобзон и Анита Цой, но и Александр Буйнов, артистка и депутат Госдумы Елена Драпеко, бессменный лидер группы «Пилигрим» Андрей Ковалев и композитор Игорь Матвиенко. Все они судили-рядили участников, которые посвятили свои номера 65-летию Победы. «Помидорный концерт № 33» покажут по телевидению в канун годовщины Великой Победы – 7 мая. Однако съемки – дело отнюдь не легкое, особенно для начинающих осваиваться в мире шоу-бизнеса девочек и мальчиков, поэтому состоялось все заранее.
Волновались все. Доводили до ума прически и наряды, повторяли слова, распевались и… ждали мэтров. Большие звезды приехали вовремя и даже успели сказать корреспонденту «Вечерки», что рады «быть причастными к такому телеконкурсу, где все по-настоящему. И песни, которые поют ребята, тоже настоящие».
Всего жюри пришлось оценить 13 номеров, два из которых были дуэтными. Никаких поблажек никому не давали, критики было высказано немало. Иногда члены жюри спорили между собой. Например, Елена Драпеко сказала, что девочки поют проникновеннее, чутче, чем мальчики. Иосиф Кобзон с ней не согласился. Однако выделил из всех претендентов на победу только одного – Игоря Шекунова. Потенциальная звезда исполнял песню Андрея Богословского «Рисуют мальчики войну».
Остальным гений российской эстрады выносил суровые приговоры: или интерпретация неприемлемая, или манера поведения на сцене, или голос. Однако ко всеобщему облегчению в финале концерта Иосиф Давыдович смягчился:
– Замечательно, что молодые ребята поют такие песни и тема патриотизма востребована. Она все еще на поверхности.

22.04.2010 Аргументы недели, газета, Москва
«Ложки нашли - осадок остался»!
Иосиф Кобзон всегда старается радовать зрителя формой и содержанием. Он не любит, когда его называют «легендой». При этом Иосиф Кобзон – одна из знаковых и влиятельных персон нашего шоу-бизнеса. Благодаря чему ему удалось добиться авторитета, артист признался «Аргументам неделi».
– Иосиф Давыдович, у вас достаточно жесткий рабочий график. Помимо творческой деятельности вы успеваете находить время для работы в Госдуме… – Если серьезно относиться к делу, то нет ничего сложного.
– Не смущает, что в нашей стране народ не очень-то жалует чиновников? – Моя совесть перед обществом чиста. Ведь я уже много лет помогаю двум детским домам – в Туле и Ясной Поляне. У меня есть фонд помощи семьям погибших сотрудников МВД. А после недавних терактов в Москве я обратился к творческой интеллигенции с просьбой поддержать пострадавших.
– О вас ходит множество слухов и сплетен. К примеру, не так давно в прессе писали, что вы всерьез подумываете уехать на свою историческую родину – Израиль.
– Я родился в СССР. Конкретнее – на Украине. Живу в России. В мир иной собираюсь уйти тоже здесь. Поэтому никогда об отъезде куда-либо даже не думал. Хотя в Израиле я, конечно, был. Впервые попал туда по приглашению первого секретаря компартии Израиля в 1983 году. Тогда между нашими странами еще не имелось дипломатических отношений. Но интерес ко мне был огромным. Уехавшие из Союза граждане испытывали там огромную ностальгию – по языку, привычкам, музыке. Так что я был чем-то родным. Конечно, сегодня, когда можно даже без визы купить билет и поехать в Россию, – такой тяги не ощущается. А тогда это было очень важно. Кстати, в Израиле «Евровидением» люди интересуются куда меньше, чем у нас. Зато на концертах звезд из России всегда аншлаги. Об эмиграции никогда не думал. Наверное, просто не люблю, когда собирается сразу много евреев! (Смеется.)
– Кстати, о «Евровидении». Как думаете, почему в нашей стране этот смотр поп-достижений столь популярен?
– За свою жизнь я принимал участие во множестве всесоюзных, всероссийских, республиканских конкурсов. Каждый из них нес в себе новый стиль, новую трактовку произведений. И было не важно, какое место ты в нем займешь. Главное, после участия ты в творческом отношении становился намного богаче. «Евровидение» не несет в себе какого-то нового стиля, нового репертуара, полноценно не открывает новых звезд. Потому я категорически против этого конкурса. Вот Москва провела его у себя в прошлом году с размахом. Были потрачены сумасшедшие деньги – 42 миллиона евро, – чтобы не ударить лицом в грязь перед Европой. И что мы купили за эти деньги? Рыбака с его скрипочкой, который в одночасье получил возможность зарабатывать большие деньги? Хороший мальчик, но не более того.
– Вы так категоричны! Кстати, говорят, подобная принципиальность сделала вас врагами с Аллой Пугачевой. Это слухи или конфликт и в самом деле име¬ется?
– Давайте по порядку. Меня давно упрашивали написать мемуары, но я отказывался. Боялся где-то соврать. И вот один журналист уговорил меня. Мол, буду ездить с вами по гастролям, задавать вопросы, записывать. Я согласился. Но хорошо еще, что в итоге он не написал об Алле Борисовне всего того, что я говорил на самом деле. А сказал всего лишь: она забыла о том, сколько ей лет на самом деле, не бережет себя, разменивается на всякую ерунду. Обиделась. Как обиделись и Михалков, и Жванецкий. Просто все мы не любим правду. Наша с Пугачевой размолвка была действительно серьезной. Дошло до того, что я не принимал участие в ее ежегодной передаче «Песня года», а также «Новой волне». А она не приходила в «Старые песни о главном», которые я вел на Первом канале. Потом, конечно, помирились, высказав друг другу все, что думаем. Но, как в анекдоте, – «Ложечки нашлись, а осадок остался».
– Иосиф Давыдович, вы исполнили более полутора тысяч песен, поработали с сотнями прославленных авторов. Как оцениваете собственное творчество сегодня?
– Адекватно. Я начал выходить на сцену в 1951 году. Так что застал эпоху Ренессанса советского искусства. Испробовал все жанры – от оперных партий и романсов Шуберта и Шумана до песен выдающихся композиторов – Блантера, Фрадкина. Это серьезный репертуар. Возможно, поэтому многие стали думать, что Кобзон – статичный исполнитель. Я ведь не дергался на сцене, а старался передать смыл, эмоции, настроение песни. А вообще сцена для меня сильнейший наркотик, секс. Убежден – выходить к зрителю надо с желанием, с кайфом. И если внутри тебя этого нет, зритель тут же уловит неискренность и фальшь.
– С недавних пор вы являетесь Почетным ректором Московской академии эстрады – преподаете, даете мастер-классы. Каким основам шоу-индустрии обучаете своих студентов?
– Профессиональному мастерству. Но обращаю внимание еще и на важные тенденции. Вспомните, когда в Кремлевском Дворце завершался съезд комсомола, еще полчаса со сцены звучали популярные композиции, которые все знали наизусть и дружно подпевали. Сегодня на отечественной эстраде нет понятия массовой песни, которую каждый мог бы легко подхватить. Да что там говорить, если даже слова гимна у нас мало кто знает! В Госдуме, например, его слова идут бегущей строкой на экране, чтобы депутаты не молчали, а хотя бы пели под караоке. Среди молодых артистов стало модно обезьянничать – исполнять шлягеры на английском языке. Но зачем кому-то подражать, копировать, когда можно замечательно петь по-русски?! Ведь на Западе, а я проехал более ста стран, наше пение по-английски не интересно. Там ценятся «Катюша», «Подмосковные вечера». Недавно ушла из жизни Валечка Толкунова, песни которой все знали наизусть. Вот к чему надо стремиться сегодняшним молодым артистам. Или взять песни времен Великой Отечественной – мурашки по коже, когда их слушаешь. Проблема в том, что нет сегодня на сцене подобной качественной поэзии – Рождественского, Евтушенко, нет хорошей музыки Блантера, Матусовского. Но есть эротика – и во внешнем виде, и в песнях. Посмотрите, например, на группу «ВИА Гра»: о чем и зачем поют – не понятно. Но очень призывно и сексуально. Их песни – не более чем аккомпанемент к внешнему виду. Я не ханжа. Мне нравятся красивые женщины, но значит ли это, что мы должны губить песенный жанр ради этого?
– Сегодня песня стала всего лишь фоном. Главное «картинка». Кстати, вы ведь тоже делаете ставку не только на песню. К примеру, говорят, чтобы выглядеть безупречно в концертном костюме, не позволяете себе присаживаться перед выступлением...
– (Улыбается.) А что в этом дурного? Признаюсь – в моде я ни черта не смыслю. Хотя сам и являюсь почетным председателем Недели моды в Москве. Стилисты на меня тоже не работают. В вопросах внешнего вида мне помогает лишь супруга Нэлли. Она всегда знает, какой цвет лучше подойдет к тому или иному событию и будет соответствовать этикету. А я лишь стараюсь радовать зрителя – формой и содержанием.

22.04.2010 DailyUA, On-line СМИ, Киев
Из материала «Пугачёва продинамила Резника и Паулса»
В концертном зале Крокус Сити Холл состоялось возвращение легенды: возродился дуэт двух мэтров - поэта Ильи Резника и композитора Раймонда Паулса. Маэстро за последние полгода написали 16 новых песен.
10 из них, вместе с проверенными временем хитами - «Вернисаж», «Старинные часы», «Чарли», прозвучали на сцене под аккомпанемент оркестра. Зал аплодировал стоя.
Право исполнить хиты маэстро получили первые звезды российской эстрады: Татьяна Буланова, Александр Малинин, Филипп Киркоров, Иосиф Кобзон, Валерия, Лайма Вайкуле, Валерий Леонтьев, Тамара Гвердцители, Маша Распутина, ВИА «Самоцветы», группы «Непоседы», «А-студио», «Республика» и другие.
Резник и Паулс снова творят вместе. Билеты для такого события имели сравнительно демократичную цену (от 2 000 р), поэтому в зале было трудно найти свободное место. Хотя концерт длился более трех часов, он прошел на одном дыхании. Звезды охотно делились своими впечатлениями и восхищались творчеством мастеров. Резник и Паулс снова творят вместе. «Этот концерт важнее для мировой культуры, чем «Евровиденье», потому что здесь – ретроспектива, - поделился Иосиф Кобзон. - Здесь можно вспомнить и время, и замечательные хиты, и замечательных исполнителей этих хитов. А «Евровиденье» только забрало время и ничего не дало. Я сам не исполнял песни Паулса - не потому что не хотел, мне Раймонд их не предлагал. Говорил: «Не могу я писать в твоем жанре, я творю для эстрадных поп-звезд». Но зато я спел много стихов Резник».

22.04.2010 Народная газета, газета, Ульяновск
«Как обидеть Кобзона?»
Жена заставила популярного артиста победить рак
В прошлом году страна его чуть не потеряла. Лучшие отечественные медики, разводя руками (мол, а что мы можем), диагностировали у любимого певца миллионов россиян Иосифа Кобзона рак. Но он выстоял и победил. Как побеждал уже не раз - и на сцене, и в жизни. Его визит в Ульяновск в рамках празднования 40-летия Ленинского мемориала и 140-летия со дня рождения Ленина - тому лишнее наглядное свидетельство. Как всегда подтянутый и спортивный, Иосиф Давыдович во время беседы смотрелся молодцом
– Когда Алла Пугачева начала окружать себя Кузьмиными и Челобановыми, вся страна заговорила про «молодежный период» в жизни примадонны. Когда сегодня вы, Иосиф Давыдович, стали частым гостем околосветской программы «Ты не поверишь», невольно приходит в голову мысль о вашем «молодежном периоде».
– Я люблю и уважаю молодежь. С удовольствием с ней «вожусь». И в Гнесинской академии, где преподаю, и на разнообразных «телефабриках», и просто по жизни не отказываю во внимании молодым парням и девчатам, желающим петь. С телешоу «Ты не поверишь» иная история. Энтэвэшники часто заглядывают за кулисы и в гримерки во время всяческих мероприятий. И что уж они там снимают, углядишь не всегда. А потом появляется Кобзон с перекошенным лицом и люди рядом, вопящие: «Ты не поверишь!». Как обезьяны, честное слово. Поэтому сейчас у нас с этой программой уже взаимная нелюбовь. Я в «Пусть говорят» не пойду ни за какие коврижки и ни за какие деньги. Талантливый человек, Андрюша Малахов, а копается во всякой грязи.
– В таком случае что смотрит по телевизору Иосиф Кобзон?
– Я редко смотрю телевизор. Живу за городом, уезжаю рано, в семь-восемь утра, и возвращаюсь к полуночи. Поэтому из достойного застаю только выпуски новостей. Если только мой друг, московский мэр Лужков, что-то посоветует. Нравится Познер. Из спортивных трансляций смотрю только свои любимые бокс и хоккей. А так даже не знаю, где у меня дома пульт от телевизора лежит.
– А вы все инициативы друга Лужкова поддерживаете?
– Практически все. И последнюю с украшением Москвы портретами Сталина к 9 Мая. Ведь именно этот вопрос вертится у вас на языке. Угадал? Что бы там ни говорили новейшие историки, но это уже хрестоматийный факт, и я сам помню, как российские солдаты возвращались в 1945 году с фронта с победой и с именем Сталина. Нет, давайте говорить, какой он плохой. Жанна д'Арк, на минуточку, тоже не самый положительный персонаж мировой истории. Однако ей воздают должное. И только мы в нашей стране готовы повычеркивать из истории любого исторического деятеля, с которым в малом не согласны.
– Есть что-то, чем вы особенно недовольны в молодых артистах, идущих вам на смену?
– Я никогда себя не считал легендой при жизни. Я всегда работал, а популярной была моя работа. А самая большая ошибка моих молодых коллег то, что они изначально хотят быть популярными и знаменитыми. Приходят и говорят: завтра проснусь, и у меня будут брать автографы, ко мне будут подходить, меня будут узнавать на улице. Я им говорю: хотите знать, кто вы на самом деле? Утром, когда вы просыпаетесь, подойдите к зеркалу и посмотрите на свое опухшее лицо, на нечесаные волосы, на небритость. Это вы и есть на самом деле. Один французский импресарио сказал: «Искусству нужны фактура и сиплые голоса».Почему сиплые, спросили его.
«В чистых голосах нет биографии», – ответил он. Вот у наших молодых чистые голоса. Ну не виноват я, что старый и застал эпоху ренессанса нашей эстрады, когда выдающиеся композиторы писали музыку, а стихи– настоящие поэты. Виноваты вы, что молодые и ничему не хотите учиться. Поэтому и не вижу я сегодня на нашей эстраде ни нового Кобзона, ни нового Лещенко, ни новых Толкунову с Пугачевой.
– А с внучками дедушка Кобзон общий язык находит?
– Во всем. Ну, за исключением рисования. Художник я никакой. Могу нарисовать лошадь, похожую на бегемота, и бегемота, похожего на книжный шкаф. Внучек это очень забавляет. И они, зная, что им я отказать просто не в состоянии, когда хотят поднять себе настроение, говорят: «Дед, рисуй!». И хохочут, потому что начинается полный постимпрессионизм...
– Мы беседуем в 61-й день рождения Аллы Пугачевой. Вы часто оказываетесь среди приглашенных на этот праздник?
– Да практически каждый год. Люблю Аллу Борисовну, как и вся страна. Хотя она может неосторожно ранить случайно сказанным словом. Но это уж характер такой... Кстати, вспоминаю, когда случился ее триумф в 1975 году с песней «Арлекино», я оказался в компании великого Леонида Утесова. И Леонид Осипович сказал мне тогда на ухо: «Как тебе эта рыжая? Красивая лахудра? Это будет великая лахудра!»
– Вас легко обидеть?
– Иногда некоторым удается. Не так давно, например, во время круглого стола в российском правительстве мы со скрипачом Дмитрием Коганом высказались на тот счет, что проводится Год культуры России во Франции, в Китае, еще где-то. Но пора уже провести Год культуры России в России, где осталось так мало русского. А потом я услышал кем-то вскользь брошенную фразу: «Люди с фамилиями Коган и Кобзон будут учить нас, что делать с русской культурой...» Мерзко!
– Иосиф Давыдович, то, что вам удалось победить рак – чудо или исключительно ваша сила духа?
– Я просто заставлял себя жить. И рядом были люди, которые хотели, чтобы я жил. Главным образом в этом заслуга моей жены Нелли. Если бы не было ее, не хватило бы и моей воли. Когда у меня началось постельное привыкание, Нелли настаивала, чтобы я делал какие-то вещи через не могу и не хочу «Как тебе не совестно?» - стыдила она меня. – К тебе подходят красивые медсестры, а ты уже два дня не мылся?»
Она кормила меня через силу, с ложечки, когда есть совершенно не хотелось. Заставляла меня ругаться, чтобы выпустить пар, подниматься и гулять хотя бы по больничным коридорам, с каждым днем увеличивая количество шагов... Я до сих пор на химиотерапии, но чувствую себя хорошо, или, как говорила незабвенная Фаина Раневская «согласно паспортным данным».

21.04.2010 Панорама города, газета, Рязань
«Диана Гурцкая породнилась с Иосифом Кобзоном»
В прошлом году Иосиф Кобзон и Диана Гурцкая спели дуэтом песню "Родные люди", а недавно сняли клип. В нём Кобзон сыграл отца Дианы.
- Иосиф Давидович - потрясающий человек! - говорит Диана. - Он всегда по-отечески поддерживал меня: и в начале моего творческого пути, и сейчас. И постоянно повторяет мне: "Девочка моя, не забывай: ты должна себя беречь, ведь ты нужна и публике, и своему сыну". Вот и на съёмках клипа он опекал меня. Поэтому мы так легко вошли в роль дочери и отца. Мы придумали такую картинку: зима, уютный дом, гостиная с горящим камином, отец и дочь, которые нежно заботятся друг о друге. Снимали на бывшей даче Екатерины Фурцевой. Клип получился под стать песне - очень душевный. Даже мой сын Костя, которому нет и трёх лет, оценил его и теперь без конца просит включить эту запись. Мне очень приятно, что мои близкие относятся к Кобзону так же тепло, как и я...

21.04.2010 Комсомольская правда - Черногория, газета, Подгорица
Из материала А.Коца «Срочники получат выходные, а контрактники - офицерскую зарплату.
На встрече с представителями гражданских организаций министр обороны Анатолий Сердюков рассказал, какие улучшения ждут военнослужащих в армии. Пять дней в неделю солдат будет усиленно заниматься физической подготовкой, боевой учебой, а суббота и воскресенье будут для него выходными днями Иосиф Кобзон, певец:
- Когда я служил в армии, то увольнительная была большой радостью для солдата. Поэтому идею насчет выходных я в общем поддержу - это отличный стимул. Ведь нерадивых начальство может и не пускать на выходные. А вот с кашей и уборкой - наоборот. Солдат, привыкший к поварихе и уборщице, в военных условиях просто не выживет из-за банальной неприспособленности.

20.04.2010 Вязники.Ру, информационное агентство, Владимир
«Победа вязниковского поэта в международном конкурсе»
Лауреатом Международной премии «Филантроп», которая присуждается за выдающиеся достижения в области культуры и искусства, в 2010 году стал вязниковец Владимир Михайлович Герасимов. Владимиру Герасимову присуждена Первая премия в области поэзии за книгу стихов «Отражение души». Жюри главного международного конкурса талантливых людей с ограниченными возможностями возглавляет Иосиф Кобзон. Вручение Премии состоится в Москве 22 мая.

20.04.2010 Народная газета, газета, Ульяновск
А.Артемов «Кобзон и "великая лахудра"
«Жажда жизни помогла популярному певцу победить рак « - Ну что же я готов ответить на все, даже неприятные вопросы, - начал беседу с "НГ" легенда отечественной эстрады Иосиф Кобзон, побывавший в Ульяновске в рамках празднования 40-летия Ленинского мемориала и 140-летия со дня рождения Ленина.
- Ну, вы же не Пугачева, чтобы задавать вам неприятные вопросы... - успокоила мэтра "Народка".
- И тем не менее последние несколько лет и я попадаю под пристальное внимание "желтой прессы" с пугающе-завидной частотой. Самое неприятное, что приходится общаться с таблоидами, что называется, на равных, поскольку время диктует такую манеру общения, видимо. Посчитайте, какое количество периодических изданий еще не превратилось в таблоиды или в глянец. Пальцев одной руки хватит.
- Когда уже упомянутая Пугачева начала окружать себя Кузьмиными и Челобановыми, вся страна заговорила про "молодежный период" в жизни примадонны. Когда сегодня вы, Иосиф Давыдович, стали частым гостем околосветской программы "Ты не поверишь", невольно приходит в голову мысль о вашем "молодежном периоде".
- Я люблю и уважаю молодежь. С удовольствием с ней "вожусь". И в Гнесинской академии, где преподаю, и на разнообразных "телефабриках", и просто по жизни не отказываю во внимании молодым парням и девчатам, желающим петь. С телешоу "Ты не поверишь" иная история. Энтэвэшники часто заглядывают за кулисы и в гримерки во время всяческих мероприятий. И что уж они там снимают - углядишь не всегда. А потом появляется Кобзон с перекошенным лицом и люди рядом, вопящие: "Ты не поверишь!". Меня все это ужасно раздражает. Но приходится смиряться. Повторюсь: сейчас стиль общения такой, без оглядки на возраст и регалии. В том числе и у уважаемых телевизионщиков. Я вот, например, к Андрюше Малахову в "Пусть говорят" не пойду ни за какие коврижки и ни за какие деньги.
- А с внучками дедушка Кобзон общий язык находит?
- Во всем. Ну, за исключением рисования. Рисую я, мягко говоря, неважно. Могу нарисовать лошадь, похожую на бегемота, и бегемота, похожего на книжный шкаф. Внучек это очень забавляет. И они, зная, что им я отказать просто не в состоянии, когда хотят поднять себе настроение, говорят: "Дед, рисуй!". И хохочут, потому что начинается полный постимпрессионизм...
- Мы беседуем в 61-й день рождения Аллы Борисовны. Вы часто оказываетесь среди приглашенных на этот праздник?
- Да практически каждый год. В этом году отделался поздравительной телеграммой. Люблю Аллу, как и вся страна. Ее невозможно не любить. И обижаться на нее невозможно. Хотя она может неосторожно ранить случайно сказанным словом. Но это уж характер такой... Кстати, вспоминаю, когда случился ее триумф в 1975 году с песней "Арлекино", я оказался в компании великого Леонида Утесова. И Леонид Осипович сказал мне тогда на ухо: "Как тебе эта рыжая? Красивая лахудра? Это будет великая лахудра!". Не ошибся Утесов.
- Иосиф Давыдович, то, что вам удалось победить рак, - чудо или исключительно ваша сила духа?
- Я просто очень хотел и хочу жить. И рядом были люди, которые хотели этого не меньше. Главным образом в этом заслуга моей жены Нелли. Она кормила меня через силу с ложечки, когда есть совершенно не хотелось. Заставляла подниматься и гулять хотя бы по больничным коридорам, с каждым днем увеличивая количество шагов...

20.04.2010 Народная газета, газета, Ульяновск
А.Михневич «Исторические параллели»
34-летний Игорь Дабакаров, председатель Ульяновской еврейской национально-культурной автономии, избран председателем Российского еврейского молодежного конгресса (РЕМК)
Решение о создании конгресса было принято 15 апреля в Ульяновске, по окончании Всероссийской конференции "Роль молодежи в развитии еврейской общины", прошедшей в этот день в нашем областном центре. На встречу, которую уже назвали исторической, съехались делегаты из 50 территорий страны. Среди высоких гостей оказались в том числе президент Российского еврейского конгресса Юрий Каннер и председатель комитета Госдумы РФ по культуре Иосиф Кобзон. Участников а приветствовал губернатор Сергей Морозов. В ходе мероприятия Сергей Иванович вручил Иосифу Кобзону региональную памятную медаль. Народный артист СССР в свою очередь поблагодарил губернатора за политику, которая позволяет всем национальностям, в том числе и еврейской, развиваться на равных условиях, и пообещал в октябре приехать на конгресс народов Ульяновской области.

19.04.2010 Чита.RU, On-line СМИ, Чита
«Борзинский солярий и кобзоновские перлы в обзоре районных газет»
В «Агинской правде» Арсалан Добчинов рассказывает читателями о встрече Иосифа Кобзона с журналистами, сразу после встречи с представителями ветеранских организаций. Депутат Государственной Думы делился впечатлениями: «К сожалению, ветеранов становится всё меньше и меньше, а отношение к ним – всё лучше и лучше, потому что их становится меньше. Какой-то замкнутый круг…».
Кобзон приводит примеры бесхозяйственности: «Государственная Дума и Совет Федерации – тонны бумаг расходуются каждый день на пленарных заседаниях. Я эти бумаги и не смотрю, приходя на рабочее место».
Также депутат рассказывает о своих знаниях иностранных языков. Оказывается, несмотря на то, что он поёт песни на бурятском языке, бурятский язык он не знает, равно как и еврейский, вьетнамский, корейский, японский, на которых он исполнял песни – просто «людям это нравится».
Кроме того, Кобзон с журналистами обсуждали организацию турнира в честь депутата и его отношение к мораторию на смертную казнь, установленному в России.

17.04.2010 Московский Комсомолец, газета, Москва
Из материала Я.Смирницкого «Партия велит гудеть!»
Единороссы грамотно берут музыкантов в свои объятия. Те берутся. "Поэтом можешь ты не быть, а музыкантом быть не можешь", - пошутил председатель Игорь Бутман (саксофон), открывая давеча традиционный единороссовский дискурс “Музыка и Время” в стенах Музея музкультуры им. Глинки. Пришли сюда лучшие из лучших. Их так и назвали — “лично годными”. Едино обсуждали культуру, которая, как выяснилось, есть “ключ к реформам в России”.
...Правда, заявленные Билан с Долиной не доехали. Долиной — ничего, а вот по Билану слегка прокатились в том духе, что не стал-де звездой международного масштаба.
Расселись неподалеку от исторического органа мастера Ладегаста, поэтому неудивительно замечание Бутмана: “Понимаете, после того как я стал членом партии “Единая Россия”, во мне всё загудело”. И продолжил: “Закипела работа, решил вот проявить инициативу — поговорить о проблемах в музыке, ведь мы так разрозненны…”.
Обращается к Сергею Мазаеву, “Моральный кодекс”: “Тебе надо вступать в партию и приобретать тот опыт, который я приобрел”.
Мазаев (шутя): “Я еще не до конца дочитал устав партии, может, не со всем соглашусь, что там написано”.
Опытный Бутман начал: “На еще первой дискуссии Андрей Макаревич задал вопрос: “А зачем мы все здесь собрались? Нас никто не слышит!”. Нет, мол, среди нас ни Владимира Владимировича Путина, ни Дмитрия Анатольевича Медведева, ни Бориса Вячеславовича Грызлова, ни Владислава Юрьевича Суркова”.
“Я не согласен с Макаревичем, который сказал “что толку?”, ведь не слышит ни Путин, ни Медведев, — отвечает Иосиф Кобзон, — мы привыкли к этому эгоизму, это наша беда, что нам все должны”.
И поднял острую проблему культуры на селе.
“Помните сельские клубы? Доярка, свинарка, механизатор, пастух, перед тем как выгонять коров, читали: “Сегодня в клубе концерт московских артистов. А после — танцы”. Вот сидит Юра Маликов, не даст мне соврать: мы приезжали. Люди надевали лучшую одежду, душились “Шипром” и всякой “Красной Москвой”, шли на концерт, потом на танцы — а вдруг судьба улыбнется?. А сейчас? Мы обязаны вернуть культуру в село! И не надо ждать, чтоб это сделал Путин или Медведев!”. Бутман (задумчиво): “Допустим, когда мы выступали с джазовым ансамблем в одном селе, то в клубе сидел один человек. Мы играли для него два часа. И когда мы закончили, он встал и сказал: “Не приезжайте сюда больше”.
Далее Кобзон — и справедливо — сравнил культуру с Золушкой: “На моем концерте был министр культуры и попросил исполнить романс “Ночь светла”, но у меня не было его в репертуаре. Я растерялся, повернулся к Леве Оганезову, он говорит: “Спой ему “Темную ночь”. Но “Темную ночь” петь не стал, спел “Нищую” Алябьева. Министр говорит: “Ну зачем вы так?” — а я спросил: “А почему вы стесняетесь своей бедноты? Добивайтесь, чтобы к культуре отношение было другое!”.
Впрочем, Иосиф Давыдович был далек от пессимистического настроя: “Еще Жириновский сказал: “Евреи, что вы придумали себе Стену Плача и плачете, плачете? Придумайте Стену Радости — и радуйтесь, радуйтесь!”.


Архив СМИ 1 - 15 из 21
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец Все
Вернуться назад