Авторские права на результаты интеллектуальной деятельности Иосифа Давыдовича Кобзона, включая музыкальные произведения, статьи, фотографии и книги защищены на территории стран Бернской Конвенции. По всем вопросам, связанным с публикацией статей и книг, проведении вечеров памяти и публикации информации, предоставлением фотографий из архива и корректировке рукописей биографии и статей об Иосифе Давыдовиче Кобзоне необходимо связаться по адресу copyright@iosifkobzon.ru во избежание нарушений исключительного права и личных неимущественных прав.

Иосиф Кобзон: Я не смогу исполнить волю Говорухина и занять его кабинет в Госдуме. А в Ярославль с Терешковой мы еще поедем...

16.06.2018

- Иосиф Давыдович, здравствуйте.

- Здравствуйте, Александр.

- А вы знаете, просто вот хотелось в этот день один философский вопрос задать, на который только вы и можете ответить.

- Ну, я попытаюсь. Если мне удастся.

- Вот несколько событий связались в один узел - как-то так получилось... Годовщина прошла, как не стало Алексея Баталова, с которым вы дружили. А 16 июня страна простилась с вашим близким другом Станиславом Говорухиным. И в этот же день отмечалось - в Ярославле, Москве и не только - 55 летие полета в космос Валентины Терешковой.

- События - да, события - разные. Так в чем вопрос?

- Вот что мы должны сделать, чтобы удивительные мгновения нашей эпохи, связанные с этими, да и другими ее яркими личностями, никогда и ни при каких обстоятельствах от нас не ускользали, не ушли? Чтобы они остались с нами - в сердце, в душе, в учебниках...

- Ну, что касается - сердца и души... Это вопрос индивидуальный, каждого человека.

А что касается страны, которую покинули и Алексей Баталов, и Станислав Говорухин, и другие наши великие современники - я считаю, что нужно продумать - как увековечить их память.

Надо назвать улицы, те места, где жили, где трудились эти люди, их именами. И чтобы на зданиях были установлены мемориальные доски. (Есть якобы какое-то негласное распоряжение предыдущих столичных властей, запрещающее это делать.)

И чтобы люди, проходя по этим улицам, видели все это, вспоминали наших великих... А, может, кто-то и не знает (я это тоже не исключаю) каких-то наших знаменитых артистов, писателей, военных и государственных деятелей - такой человек остановится, задастся вопросом: "Кем были эти люди?" И чтобы ему это объяснили... Не только на памятных досках. Сейчас и интернет все объясняет.

Чтобы эти люди и имена остались в памяти, надо, чтобы на государственном уровне подумали об этом.

Вот продумали же, как проводить в последний путь Говорухина... А посмотрим, что дальше будет. Должна быть, наверное, и в этом какая-та система?

- У Станислава Сергеевича был когда-то публицистический фильм "Россия, которую мы потеряли". А я вдруг сейчас поймал себя на мысли - "Говорухин, которого мы потеряли..." Мне кажется, мы сейчас не до конца еще понимаем эту потерю.

- Он создал шедевры, фильмы потрясающие. В эти дни их все, думаю, нам покажут... Будет возможность подумать и об этом - какая глыба нас оставила и какое великое наследство мы от Говорухина все получили.

- Скажите, а вы же со Станиславом Сергеевичем незадолго до его ухода встречались, да?

- Конечно.

- Вот духовное, творческое завещание какое-то (он же понимал, что с ним происходит) - Говорухин не оставил?

- Да, он все понимал, но он ничего не завещал.

- А - как друг...

- Ну, могу только одним поделиться... Когда с ним встречались представители Госдумы и шел разговор о том, чтобы назначить председателя комитета, он говорит: "А зачем обсуждать этот вопрос? У меня есть первый зам - Кобзон". (Говорухин был главой Комитета Госдумы по культуре. - А.Г.) Вот... Но когда мне это сказали, я сказал: нет, я не хочу - по разным причинам... И потому, что у меня уже сил маловато для этого - чтобы поднять это по-честному. И потому, что это - место, которое оставил Говорухин, мой друг. Поэтому...

А так - он ничего не завещал.

- Ну, то есть, по сути - он вас оставил вместо себя. Преемником, можно сказать.

- Меня назначила Дума - первым замом. Но нас четверо - первых заместителей. Но он сказал, что, вот хотел бы, чтобы была замена такая.

- Но вы не исполните эту его волю... Всё равно не хотите?

- Нет, не хочу. Я даже помощникам запретил... Я сказал, во-первых, - не надо обсуждать эти все вопросы, пока не пройдет сорок дней со дня ухода Говорухина. Во-вторых, я сказал, - не надо никого пускать в кабинет его, прокуренный трубкой. И его аксессуарами обставленный. Вот...

Ну, то, что можно было сделать в Думе, Вячеслав Володин, председатель нашей палаты, сделал все возможное и невозможное. Он "пробил" все, так сказать, ритуальные вещи. Прошли поминки...

(пауза)

...Жаль, что у нас сорвалась поездка в Ярославль... (Иосиф Кобзон собирался принять участие в мероприятиях, посвященных 55-летию полета Валентины Терешковой в космос.- А.Г.) Валентина Владимировна звонила сегодня дважды...

- Так...

- Я думаю, поездка еще состоится.

- Я в этом абсолютно не сомневаюсь. И мы вместе поедем. Терешкова и Кобзон в Ярославле - это будет историческое событие.

- Хорошо, Александр... Спасибо за звонок.

- И еще, значит - скажите: вот Терешкова... У меня иногда такое ощущение, что мы не понимаем, насколько она - легендарная женщина и какой это значительный образ для России? Да и она сама, мне кажется, не до конца понимает...

- Терешкова - это как Гагарин. Их трое - таких главных людей. Гагарин, Алексей Леонов - первопроходец Вселеной, первым вышел в открытый космос, и Терешкова - первая в мире женщина - космонавт.

<...>

https://www.kp.ru/daily/26843.5/3884264/


Вернуться назад