Авторские права на результаты интеллектуальной деятельности Иосифа Давыдовича Кобзона, включая музыкальные произведения, статьи, фотографии и книги защищены на территории стран Бернской Конвенции. По всем вопросам, связанным с публикацией статей и книг, проведении вечеров памяти и публикации информации, предоставлением фотографий из архива и корректировке рукописей биографии и статей об Иосифе Давыдовиче Кобзоне необходимо связаться по адресу copyright@iosifkobzon.ru во избежание нарушений исключительного права и личных неимущественных прав.

Александр Шилов (художник)

Александр Шилов (художник)

«Я не верю в его уход со сцены, потому что в расцвете сил – это преступление. Он народный певец. Он должен думать не только о себе, а о своих поклонниках, которые ждут с ним встречи постоянно».

Мы знакомы около 20-ти лет. Иосиф-настоящий друг. Он живет сердцем, а потому и поет сердцем.

Сейчас у меня появилось страстное желание написать его портрет. В молодости я ему этого бы не предложил. С годами его лицо становится все выразительнее. Прожитое и пережитое. Все в его глазах. Умный. Добрый. Страдающий.

Не обидно Вам по-человечески, что Вы –певец с сорокалетним стажем, Вы –человек, который прошел Афганистан, Вы человек, имеющий большой вес в общественной жизни – вдруг стали «героем» криминальной хроники?

- Можете себе представить, если бы я Вам сказал – «не обидно»? Конечно же, обидно. Обидно. Но, я себя считаю человеком терпеливым, может быть, даже мужественным, повидавшим все в этой жизни, потому что мое мировоззрение, мой характер, моя психология, моя жизнь складывались во время войны, Великой Отечественной войны. Детство мое фронтовое запомнилось по разрухе, по утратам, по голоду. Трудно сейчас рассказывать моим детям о том, что мы учились в школе, никогда не снимая верхней одежды. В варежках отогревали чернильницы, которые замерзали от холода. И писали на газетах и на всем, что можно было использовать вместо тетради. Это было мое детство, а потом взросление. Потом Москва, красавица-Москва с ее возможностями. Я побывал в Большом, в других театрах, музеях. Я обрел настоящих друзей, которые мне очень помогли: композиторы, поэты, просто люди. Жил в коммуналке, где в одной комнате – семья кандидата наук, в другой – кочегар Нюра, в третьей – пожилая семейная пара, в четвертой – старушка, которая почти и не выходила из своей комнаты. А в пятой комнате жила Варя Дворянинова, певица, тоже снимала комнату. И жили все в любви и согласии. Как одна большая семья. За всю жизнь я никому не сделал зла – никого не обманул и никого не предал.

Конечно же, мне обидно. Но я четко отдаю себе отчет, почему это происходит и кто это делает. Больнее другое. Люди, которые вчера клялись тебе в дружбе, бегали на твои концерты, после первой же газетной возни при встрече шептали на ушко:

- Мы все равно тебя любим.
- А почему «все равно»? И почему шепотом?
Понимаете, пришлось познакомиться с предательством поближе, с неискренностью и подлостью. И что, я должен озлобиться? Не дождетесь. Наоборот, хочу еще больше работать, дружить, любить.

Вернуться назад