Отзыв от Любови..., которую Иосиф Давыдович вывел из Норд-Оста

06.09.2014

Отзыв от Любови..., которую Иосиф Давыдович вывел из Норд-Оста

Когда в телевизоре появляется Иосиф Давыдович, по моему дому звоном голосов бежит перекличка – крестного показывают! Катя с Еськой замирают перед экраном, и по напряженному вниманию в глазах моих младших я понимаю, что они не просто смотрят. Они узнают, сопереживают, практически общаются. Иосиф Давыдович в такие минуты будто вступает из экрана в наш дом, а у детей так много накопилось новостей, так нужно ими срочно поделиться. Это счастье. Счастье, что у меня есть младшие оболтусы, что старшие девочки выросли в красивых барышень, что все мы живы. Что и для старших, и для маленьких Иосиф Давыдович – просто крестный…

И только мне до сих пор по ночам продолжает сниться тяжелый удушливый запах скученности человеческих тел, тягучими каплями падающее время, утро, когда тебя из полуобморочной дремоты вырывает крик «Аллах акбар!» и автоматные очереди в потолок. Яростный страх быть оторванной от детей и ощущение абсолютного спокойствия в тот момент, когда увидела ладошку младшей, пятилетней, в руке Кобзона. В тот момент фойе Норд-Оста казалось выше любых готических соборов, путь до своих был длинной в несколько миль, но рядом шел Защитник, и уже ничего не могло быть плохо.

Вот уже двенадцать лет в конце октября мы стоим на холодных ступенях у входа в Дом культуры на Дубровке, и с плаката нам в глаза смотрят те, кто так и не смог уйти. В небо летят белые шары, горят свечи, жмутся в кучку приведенные учителями школьники с длинноногими красными гвоздиками. А на Иосифе Давыдовиче надето то же самое темное пальто, которым он укутывал плечи моей старшей, тогда девятилетней, выводя ее из спертой духоты и страха навстречу холодному воздуху, свету, жизни…


Вернуться назад